Вы здесь: Home Аналитика Советская спецпропаганда в Иране. Как это было
 
 

Советская спецпропаганда в Иране. Как это было

E-mail Печать
Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Анализ деятельности аппарата спецпропаганды политуправления Среднеазиатского военного округа и Закавказского фронта во время пребывания советских войск в Иране (1941-1946 г.г.)

Основы добрососедских отношений между Россией и Ираном были заложены в годы становления молодой Советской республики, когда сразу после Октябрьской социалистической революции руководство страны объявило об отказе от всех неравноправных договоров и соглашений, заключенных царским правительством и наносивших ущерб независимости и суверенитету Ирана. Советское правительство отказалось от всех русских концессий, полученных при царизме, от всяких прав на займы, предоставленные Ирану царским правительством, безвозмездно передало Ирану все русские сооружения на его территории. Позднее все эти акции были оформлены в Договоре между РСФСР и Персией (Ираном), который был подписан 26 февраля 1921 г.[1] Однако, учитывая опыт прошлого, когда англичане использовали иранскую территорию как плацдарм для нападения на Советскую Россию (1918 - 1920 гг.), а также с целью не допустить в будущем превращения территории Ирана в базу для враждебных выступлений против России, в статье 6 Договора 1921 г. было предусмотрено право Советского государства ввести свои войска на территорию Персии, чтобы в интересах самообороны принять необходимые военные меры. По устранению данной опасности, Советское правительство обязуется немедленно вывести свои войска из пределов Персии[2] (в ноябре 1979 г. Иран в одностороннем порядке объявил о денонсации этой статьи).

В 1927 г. между СССР и Ираном был заключен Договор о гарантии и нейтралитете. Статья 1 этого договора гласит: «Основой взаимоотношений между Персией и Союзом Советских Социалистических Республик остается Договор от 26 февраля 1921 года, все статьи и постановления которого остаются в силе».[3]

Во второй половине 30-х годов в политике иранского правительства усилились антисоветские тенденции. Правитель Ирана Реза-шах становится открытым сторонником Гитлера.[4]

Готовясь к нападению на Советский Союз, фашистская Германия усиливала свое проникновение в Иран. В стране разместились многочисленные представители различных немецких фирм и компаний. Германия поставляла Ирану разнообразное вооружение, а также использовала эти поставки для засылки в страну представителей спецслужб. Используя нацистскую пропаганду об общем арийском происхождении немцев и персов, а также антидемократические и антисоветские настроения среди части иранских правящих кругов, немецкие спецслужбы осуществляли вербовочные операции среди депутатов меджлиса (парламента), генералов и офицеров иранской армии, журналистов и других лиц. В стране широко распространялась фашистская литература. С молчаливого согласия Реза-шаха на территории Ирана была создана широкая агентурная сеть немецкой военной разведки. Наибольшее сосредоточение немецкой агентуры наблюдалось в северных провинциях Ирана, вблизи советских границ.[5]

С нападением фашистской Германии на СССР Тегеран заявил 26 июня 1941 г. о своем нейтралитете. Однако иранское правительство фактически не мешало гитлеровской агентуре использовать иранскую территорию для враждебной деятельности против СССР.[6] Численность представителей Абвера и гестапо в Иране достигала 3-4 тыс. человек.[7] Усилилось снабжение профашистских элементов оружием и деньгами. В пограничных с СССР пунктах Ирана устраивались склады оружия и взрывчатых веществ, производились топографическая съемка местности и фотографирование пограничных объектов, создавались тайные фашистские организации, диверсионные и террористические группы из бывших белогвардейцев. Одновременно в Тегеране готовился фашистский переворот. Таким образом, гитлеровцы превратили Иран в антисоветский плацдарм и старались втянуть страну в военную авантюру на своей стороне. В августе 1941 г. в Тегеран прибыл шеф германской военной разведки адмирал Канарис.

Советское правительство пыталось дипломатическим путем добиться от Реза-шаха и его правительства принятия, эффективных мер для ликвидации опасности, нависшей над южными рубежами Советского Союза. Правительство СССР трижды – 26 июня, 19 июля и 16 августа 1941 г. предупреждало иранское правительство о создавшейся угрозе, указывало на подрывную и разведывательно-диверсионную деятельность германских спецслужб, направленную как против интересов самого Ирана, так и против СССР, и требовало прекращения такой деятельности и выдворения их из Ирана.[8] Однако иранское правительство отказалось пресечь деятельность немецкой разведки.

25 августа 1941 г. на основании статьи 6 советско-иранского Договора 1921 г. Советское правительство было вынуждено ввести свои войска на территорию Ирана, вручив иранскому правительству ноту, в которой мотивировалась необходимость этого акта. При этом подчеркивалось, что предпринимаемые Советским правительством военные меры направлены исключительно против опасности, созданной враждебной деятельностью немцев в Иране, Советское правительство не имеет никаких поползновений в отношении территориальной целостности и государственной независимости Ирана.[9] Одновременно с советскими войсками с запада и юга на территорию Ирана вступили английские войска, а в конце 1942 г. – американские воинские части (американские военные контингенты были размещены на иранской территории наряду с войсками СССР и Великобритании для обеспечения безопасности военных перевозок).

С вступлением советских и английских войск в Иран Реза-шах отдал иранской армии приказ начать военные действия. Однако иранские войска оказались небоеспособными. Многие офицеры бежали, а часть из них сдавалась в плен вместе с солдатами. Лишь отдельные части и подразделения пытались сопротивляться. В течение нескольких дней советские войска продвинулись в северные провинции – Иранский Азербайджан, Гилян, Мазендаран, Харасан. Английские войска заняли юго-западные районы Ирана и порты Персидского залива.[10]

На третий день вступления советских и английских войск в страну сменился иранский кабинет. Новое правительство во главе с Али Форуги отдало приказ о прекращении сопротивления, а 8 сентября 1941 г. подписало соглашение, определившее дислокацию войск на иранской территории: советские – к северу от линии Ушну-Миандоаб-Зенджан-Казвин-Хорремабад-Баболь-Зираб-Семнаи-Шах-руд-Алиабад и в районе города Мешхеда; английские – к югу и западу от линии Ханекин-Керманшах-Хорремабад-Мёсджиде-Сулейман-Рам-Хормоз-Бендер-Дейлем; иранские – на остальной территории.[11]

9 сентября это соглашение было утверждено иранским меджлисом. 16 сентября Реза-шах был вынужден отречься от престола в пользу наследника Мохаммеда Реза,[12] который был шахом Ирана до января 1979 г.

29 января 1942 г. между СССР, Ираном и Великобританией был подписан Договор о союзе между СССР, Великобританией и Ираном, который предусматривал уважение «территориальной целостности, суверенитета и политической независимости Ирана». СССР и Англия обязывались «совместно и раздельно защищать Иран всеми имеющимися в их распоряжении средствами против всякой агрессии со стороны Германии или любой другой державы». Для этого СССР и Англия получали право «содержать на иранской территории сухопутные, морские и воздушные силы в таком количестве, в каком они считают необходимым». Иран взял на себя обязательство «сотрудничать с союзными государствами всеми доступными ему средствами и всеми возможными путями с тем, чтобы они могли выполнить вышеуказанные обязательства». Помощь иранских вооруженных сил ограничивалась по договору только поддержанием порядка на иранской территории. Союзным государствам предоставлялось неограниченное право использования, поддержания, охраны и в случае военной необходимости контроля над всеми коммуникациями по всему Ирану. Договор устанавливал, что войска СССР и Англии должны быть выведены с территории Ирана не позднее шести месяцев после прекращения военных действий союзных государств с Германией и ее сателлитами. До этой же даты должен действовать и договор в целом.[13]

Ввод советских и английских, а затем и американских войск в Иран и заключение Договора от 29 января 1942 г. избавили страну от угрозы превращения официального Тегерана в сторонника гитлеровской Германии и обеспечили сотрудничество Ирана со странами антигитлеровской коалиции.

Во время вступления советских войск в Иран, их пребывания в этой стране командирами, штабами и политорганами была развернута политическая работа среди иранского населения. Эту работу можно разделить на три этапа: во время ввода советских войск; в период пребывания наших войск в Иране; при выводе советских войск.

Политическая работа среди иранского населения в период размещения военного контингента была кратковременной, но насыщенной по содержанию, формам и методам. Основной задачей при этом было доведение до иранского населения и армии содержания нот Советского правительства о причинах вступления советских войск на территорию Ирана, разъяснение истинного характера Второй мировой войны и целей Красной Армии, борющейся против фашистских захватчиков и отстаивающей свободу и независимость своей Родины и других свободолюбивых народов, разоблачение антинародной политики Реза-шаха, толкавшего страну к войне против Советского Союза на стороне фашистской Германии, показ бессмысленности и пагубности такой войны для иранского народа, разоблачение преступного характера деятельности германских спецслужб в Иране и фашистской пропаганды. Необходимо оговориться, что пропагандистские мероприятия, рассчитанные на иранские войска, практически были единичными и эпизодическими, так как боевые действия быстро прекратились.

Для выполнения вышеуказанных задач была проведена определенная подготовительная работа. Укомплектованы по штатам военного времени редакции газет на персидском языке «Пламя» политуправления Закавказского военного округа (с 23 августа 1941 г. Закавказского фронта) и «Мысль народа» политуправления Среднеазиатского военного округа (САВО).[14] За два дня до перехода советско-иранской границы из Москвы на самолетах были доставлены листовки, которые немедленно были направлены отделами спецпропаганды политуправлений округов в политорганы соединений. Одновременно было организовано издание листовок на местах.

С началом ввода войск в Иран была развернута печатная пропаганда и устная агитация.

В период ввода войск было издано и распространено около 30 млн. листовок (около 19 млн. – политорганами Закавказского фронта и 10-12 млн. – политуправлением САВО, в том числе на персидском – более 20 млн., азербайджанском – более 3 млн., армянском – 4 млн. и французском языках – 200 тыс.).[15] Листовки распространялись на всей территории Северного Ирана, включая и Тегеран.

Распространяемые нашими войсками листовки сыграли свою роль в лояльном отношении местных жителей к советским войскам. Следует отметить, что советские листовки не всегда отличались привлекательностью, были напечатаны на плохой бумаге, мелким шрифтом, без иллюстраций. Содержание листовок не всегда было конкретным, не соответствовало образовательному уровню иранского читателя.

Кроме листовок политорганами издавались и распространялись газеты на персидском языке.

Первый номер газеты «Пламя» был выпущен в Тбилиси к утру 24 августа в количестве 30 тыс. экземпляров и распространен среди иранского населения в первый же день вступления советских войск в Иран. Содержание первого номера составляли перепечатки наших листовок. Второй номер газеты, посвященный полностью тексту ноты Советского правительства правительству Ирана от 25 августа 1941 г., был выпущен в Степанакерте. Последующие два номера газеты тиражом по 10 тыс. экземпляров были выпущены в Нахичевани. Третий номер содержал в основном самостоятельный материал. Четвертый номер был заполнен официальными сообщениями о прекращении боевых действий, перепечатками текстов листовок. На этом деятельность редакции газеты «Пламя» закончилась, и она возвратилась в Тбилиси.

Политуправление САВО издавало газету «Мысль народа», редакция которой находилась в Ашхабаде. После завершения ввода войск газета продолжала выходить еще некоторое время на двух полосах периодичностью один – два раза в неделю тиражом от 2 до 5 тыс. экземпляров. Редакция и типография оставались в Ашхабаде, а газета доставлялась в Мешхед самолетом на третьи сутки, а в более отдаленные районы – через 5-6 дней. Содержание газеты носило чисто информационный характер. При этом материалы о жизни в СССР и о положении в Иране помещались редко. Авторитет газеты снижался также вследствие того, что она издавалась без указания издателя и места издания.

Следует отметить, что, если листовки при всех их недостатках сыграли значительную роль в разъяснительной работе среди населения Ирана, то влияние газет было несравнимо слабее. Редакции газет на персидском языке оказались недостаточно подготовленными, плохо знали конкретные условия иранской жизни, не умели доходчиво подать имеющийся материал на своих страницах. Кроме того, эффективность печатной пропаганды ограничивалась низким уровнем грамотности иранского населения.

В условиях неграмотности большинства иранцев исключительное значение приобретала устная пропаганда и агитация. В распоряжении 7-го отдела политуправления Закавказского фронта имелись две мощные громкоговорящие установки (МГУ), которые вели передачи на население иранских сел и городов. Кроме того, экипажи МГУ по пути следования и во время звукопередач распространяли листовки и газеты.

Весьма доходчивой формой советской пропаганды в период ввода войск была демонстрация местному населению советских кинокартин армейскими кинопередвижками в крупных населенных пунктах. С кинопередвижками выезжали работники 7-х отделов, а также агитаторы, выделенные ЦК компартий союзных республик, которые выступали перед началом киносеансов с докладами и беседами на языках местного населения, разъясняли зрителям краткое содержание кинокартин, читали и распространяли агитматериалы. Недостатком в этом виде работы явилось отсутствие фильмов, озвученных или хотя бы снабженных пояснительными надписями (титрами) на местных языках.

Большим успехом пользовались выступления артистов из Узбекской, Азербайджанской, Туркменской, Таджикской и других республик, а также красноармейских ансамблей песни и пляски.

По мере выполнения задач в период ввода войск армейские отделения спецпропаганды развернули работу по обеспечению порядка и восстановлению нормальной жизни в городах и населенных пунктах Северного Ирана. На первых порах органам спецпропаганды приходилось выполнять функции военных комендатур.

Следует отметить, что в период вступления советских войск в Иран полностью отсутствовала наглядная агитация и радиопропаганда.

В целом во время ввода советских войск в Иран политорганы сумели развернуть политическую работу среди иранского населения, и они, несмотря на отсутствие опыта, в основном справились с поставленными задачами, обеспечив лояльное отношение населения к советским войскам.

Во время пребывания наших войск в Иране непременным условием ведения политической работы среди местного населения явился учет того факта, что Иран считался дружественной и союзной Советскому Союзу страной. Это обязывало командиров, штабы и политорганы при организации и ведении спецпропаганды тщательно подходить к выбору форм и методов, к ее содержанию с тем, чтобы не давать повода для обвинения СССР и его армии во вмешательстве во внутренние дела Ирана. Учитывалось то, что обстановка в Иране характеризовалась, с одной стороны, активизацией политической жизни в столице и крупных городах в условиях начавшейся демократизации общественной жизни после падения диктатуры Реза-шаха, с другой – политической инертностью подавляющего большинства населения – бесправной крестьянской массы многонационального Ирана. Кроме того, политическая работа среди иранского населения с августа 1941 г. до конца 1942 г. проводилась в условиях временных успехов фашистских войск на советско-германском фронте, что использовалось профашистскими кругами Ирана в целях антисоветской пропаганды. В последующем в Иране активизировалась англо-американская пропаганда, носившая в ряде случаев нелояльный по отношению к СССР характер, что также необходимо было учитывать в спецпропагандистской работе политорганов советских войск на иранское население.

На начальном этапе пребывания советских войск в Иране работники аппарата спецпропаганды (особенно в политотделах дивизий) привлекались в основном к проведению культурно-массовых мероприятий среди местного населения. Они использовались зачастую командирами и политорганами в качестве переводчиков при контактах с местной иранской администрацией и решении отдельных вопросов.[16]

Основным видом печатной пропаганды во время пребывания советских войск в Иране были газеты, брошюры, плакаты и листовки. С начала 1942 г. отделом спецпропаганды политуправления САБО в Мешхеде начал издаваться бюллетень (впоследствии газета): «Новости дня» на персидском языке. Бюллетень печатался тиражом 300-500 экземпляров, форматом 1/8 печатного листа 2-3 раза в неделю и раздавался населению Мешхеда. Его содержание составляли информация с фронтов Великой Отечественной войны, внутренняя и международная хроника. Впоследствии газета «Новости дня» превратилась в авторитетный печатный орган в провинции Хорасан и начала оказывать серьезное влияние на население района. Свыше 60 % тиража газеты распространялось в сельской местности и небольших городах Северо-Восточного Ирана. В центре провинции городе Мешхеде газета распространялась через газетно-книжный магазин и единственный в городе газетный киоск, а также по коллективной подписке по организациям и учреждениям.[17]

27 декабря 1942 г. директивой начальника Главного политического управления в Тегеране была создана газета «Друг Ирана» на персидском языке, базой, которой явились редакции газет на персидском языке политуправлений Закавказского фронта и САВО. Перед газетой были поставлены конкретные задачи: способствовать укреплению авторитета СССР в Иране; систематически показывать, что Советский Союз в своей политике в отношении Ирана неизменно руководствовался чувством дружбы к иранскому народу, уважения к территориальной целостности, суверенитету и политической независимости Ирана; показывать, что упрочение дружбы между Ираном и СССР обеспечивает независимость и будущее благосостояние иранского народа.

На редакцию газеты возлагалось также издание на персидском языке брошюр советских авторов, докладов, речей и статей руководителей партии и Советского правительства, антифашистских плакатов и открыток. Директива требовала: «Материалы газеты и всех других печатных изданий должны излагаться простым языком, понятным широким массам иранского народа, хорошо оформляться и иллюстрироваться в национальном иранском стиле. Техника нашей печатной продукции должна быть не хуже, чем техника распространяемых в Иране местных и других газет и журналов. Цена газеты должна быть ниже цен на иранские и другие газеты».[18]

Первый номер газеты «Друг Ирана» вышел 29 января 1943 г. – в годовщину подписания англо-советско-иранского договора тиражом в 1000 экземпляров. Только за 1943 г. редакция газеты «Друг Ирана» издала 230770 экземпляров газеты, 5000 экземпляров плакатов, 40000 экземпляров брошюр, 36000 листовок и 800 художественных открыток. В 1944 г. общий тираж газеты уже составил 811455 экземпляров, а разовый тираж достигал, 13-14 тыс.[19]

В конце 1941 и начале 1942 г. в Тебризе издавалась газета «За родину», которая явилась первым опытом издания газеты для местного населения Иранского Азербайджана на азербайджанском языке. Издание этой газеты временно было прекращено и возобновлено с 10 апреля 1944 г. Она издавалась как красноармейская газета (орган советских войск в Иране) на четырех полосах тиражом до 5000 экземпляров. По мере роста популярности газеты ее тираж возрастал, доходя до 15-16 тыс. экземпляров; отдельные праздничные номера издавались тиражом до 20 тыс. экземпляров. Газета доходила до азербайджанских деревень, создавала сеть своих активистов в сельских районах, начала входить в быт местного населения и способствовала росту национального самосознания азербайджанского населения Ирана.

На заключительном этапе пребывания советских войск в Иране было организовано издание иллюстрированного журнала «Друг Ирана». Он выходил в качестве приложения к издававшейся одноименной газете.

Издание газет для иранского населения способствовало тому, что печатная пропаганда приобрела систематический и целеустремленный характер. Газеты, публикуя правдивую информацию о ходе войны и важнейших событиях международной и внутрисоюзной жизни, ослабляли действие профашистской и антисоветской пропаганды на иранское население. В то же время материалы об экономическом и культурном развитии Советского Союза, дружбе народов СССР содействовали проникновению правды в сознание иранского населения. Редакции газет налаживали связи с местными общественными и культурными организациями Ирана, собирали вокруг газет актив из числа местных жителей, симпатизирующих Советскому Союзу.

Материалы газет часто перепечатывались прогрессивными периодическими изданиями Ирана. Они использовались для организации устной пропаганды и наглядной агитации. Наряду с выпуском газет редакции занимались изданием политических и литературно-художественных брошюр на персидском языке, листовок, открыток и других пропагандистских материалов.

Политорганами советских войск была оказана помощь в оживлении работы «Международной книги». В крупных городах Ирана были организованы книжные магазины, в которых продавались советские газеты и журналы, политическая, художественная и научная литература на русском и иностранных языках.

Следует подчеркнуть, что политическая работа среди иранского населения более активно велась в городах, где находились советские военные комендатуры. Комендатурам, призванным регулировать отношения между советскими войсками и местными органами власти, в качестве одной из задач ставилась работа с населением. Однако деятельность комендатур не всегда была достаточно эффективной, что объяснялось тем, что должности военных комендантов часто замещались офицерами, слабо подготовленными для работы с местным населением. Улучшения работы военных комендатур удалось добиться в результате обсуждения этого вопроса на военном совете Закавказского фронта. Были приняты срочные меры по повышению квалификации военных комендантов. Комендатуры были оборудованы радиоприемниками с громкоговорителями, через которые транслировались советские радиопередачи. Комендатуры стали обрастать активом из числа местных жителей для распространения газет и другой литературы. Офицеры комендатур, общаясь повседневно с местными жителями, использовали эти возможности для изучения политических настроений различных групп населения. Комендатуры становились постоянно действующими центрами политических контактов с местным населением. Они во взаимодействии с политорганами советских войск и местными общественными организациями выступали инициаторами совместных массово-политических мероприятий, укреплявших чувства взаимной дружбы.

Во всех пунктах дислокации советских войск с 1944 г. оборудовались систематически обновляемые фотовитрины, Окна ТАСС и витрины с издававшимися советскими войсками газетами. Наглядная агитация пользовалась значительной популярностью среди иранского населения, однако ее возможности были несколько ограничены из-за недостатка средств и отсутствия агитматериалов, изготовленных специально для Ирана.

Широко была развернута кинопропаганда. В 1944-1945 гг. значительно увеличивается количество киноустановок. Кроме кинопередвижек, выделенных для обслуживания местного населения, в соответствии с решением военного совета для работы среди иранских жителей стали использоваться также 43 кинопередвижки, обслуживающие воинские части. Благодаря этим и другим мерам демонстрация советских кинофильмов для местного населения становилась обычным явлением. Перед показом кинофильмов, как правило, организовывались выступления по актуальным для данной аудитории вопросам.

Для ведения устной пропаганды и агитации широко привлекались активисты из местного населения, а также советские офицеры, владеющие языком местных жителей.

С 1944 г. стала осуществляться и радиопропаганда. В городах Тебризе, Казвине, Хойе, Резайе, Сари, Мешхеде и Семнане были оборудованы радиоузлы, которые использовались сначала для трансляции передач Московской, Бакинской и Ашхабадской радиостанций на русском, персидском, азербайджанском и туркменском языках. Впоследствии наряду с трансляцией передач этих радиостанций стали регулярно проводиться плановые местные радиопередачи. Было организовано также советское радиовещание на персидском языке через Тегеранскую радиостанцию.

Начиная с 1944 г. и вплоть до вывода советских войск из Ирана широкое распространение получают такие массовые мероприятия, как организация вечеров, собраний, митингов, в которых принимали участие представители различных слоев иранского населения. Исключительно большое значение имело оказание бесплатной медицинской помощи иранскому населению советскими военными врачами. Эта работа, возникшая в результате постоянных обращений местных жителей за медицинской помощью к врачам советских воинских частей, была подхвачена спецпропагандистами, которые стали инициаторами и активными участниками встреч с местными жителями при организации медпунктов и обеспечении их медикаментами. Бесплатная медицинская помощь была оказана в 1944 г. – 12 тыс. человек, в 1945 г. – 28 тыс. человек, а за 4 месяца 1946 г. – 13 тыс. человек. Оказание медицинской помощи сочеталось с массовой пропагандистской работой среди населения.[20]

Во время пребывания советских войск на иранской территории широко развернулась деятельность иранского Общества культурных связей с СССР. Органы спецпропаганды приняли активное участие в работе филиалов Общества культурных связей в городах Северного Ирана. Через эти филиалы организовывались постоянные советские выставки, курсы русского языка, проводились встречи с интеллигенцией, мусульманским и христианским духовенством, осуществлялось взаимодействие с местной прессой и общественными организациями. В интересах работы среди местных жителей использовались культурный обмен, выступления спортивных команд, военных оркестров и т. д.

Таким образом, в период пребывания советских войск в Иране командиры, штабы и политорганы значительно укрепили дружественные симпатии народов Ирана к Советскому Союзу. Ведущей формой советской пропагандистской деятельности явилась печатная пропаганда. Этому способствовало почтительное и доверительное отношение иранцев к печатному слову. Существенное место занимали и другие формы – устная пропаганда, наглядная агитация, кино- и радиопропаганда, массово-политическая работа. Эффективным методом являлось подключение представителей общественных кругов Ирана к разъяснению правды о Советском Союзе и разоблачению антисоветских измышлений. Исключительное значение для укрепления доверия к советскому контингенту имела конкретная помощь советских войск иранскому населению: бесплатное медицинское обслуживание, помощь пострадавшим от землетрясения, обеспечение городов питьевой водой, благоустройство населенных пунктов и другие мероприятия. Успеху политической работы способствовало дисциплинированное поведение советских солдат и офицеров в Иране, их уважительное отношение к законам и обычаям этой страны, что давало иранскому населению возможность увидеть высокие моральные качества советских воинов.

Вывод советских войск из Ирана осуществлялся со 2 марта – по 5 мая 1946 г. На этот период аппаратом спецпропаганды был разработан план мероприятий, для реализации которого в места расположения советских воинских частей в различные провинции были посланы три оперативные группы политработников.

Начиная со 2 марта 1946 г. газеты «Друг Ирана», «Новости дня» и «За родину» печатали материалы, разъясняющие цели и задачи пребывания советских войск в Иране, необходимость дальнейшего укрепления дружбы между советским и иранским народами. На эту же тему были изданы листовки.

Аналогичные материалы, а также отзывы различных слоев населения Ирана о советских войсках, благодарность иранцев Красной Армии за оказанную помощь передавались десятью радиоузлами по три раза в день. Беседы на такие темы проводились на постоянных выставках при филиалах Общества культурных связей Ирана с СССР.

За время пребывания советских войск в Иране более 500 местных жителей приняли непосредственное участие в пропагандистской работе в качестве активистов. Советскими политорганами были приняты меры, чтобы эти активисты (естественно, при их желании и согласии) закреплялись на постоянную работу в филиалах Общества культурных связей Ирана с СССР, на постоянных советских выставках и в других заграничных учреждениях.

На фоне советского военного присутствия в Северном Иране в этой части страны вновь развернулось национально-демократическое движение. В 1941 г. была создана Народная партия Ирана. На волне революционных настроений от власти на местах была отстранена правительственная администрация. Вместо нее осенью 1945 г. с участием местных коммунистов были сформированы автономные правительства в Иранском Азербайджане и Северном Курдистане. Центральное правительство в Тегеране фактически утратило контроль над провинциями, населенными азербайджанцами и курдами. Такой ситуация оставалась до вывода советских войск из Ирана в 1946 г.

При возвращении советских войск на Родину в 18 городах Ирана состоялись митинги и демонстрации, в которых участвовали около 50 тыс. человек.[21] Улицы, площади, здания учреждений в иранских городах украшались государственными флагами СССР и Ирана, портретами руководителей двух стран. Воинские подразделения Ирана выстраивали почетные караулы, отдавали воинские почести. Провожающие вручали проходящим советским воинам цветы, приветственные послания, сувениры. В 26 филиалах Общества культурных связей Ирана с СССР состоялись торжественные заседания, на которых присутствова­ли около 10 тыс. человек.[22]

Советские войска безвозмездно передали иранским общественным организациям два радиоузла, две окопные громкоговорящие установки, две типографии. Населению было выдано значительное количество продуктов питания. Советские воинские части и подразделения при передаче местным властям казарм, общежитий, штабных и других помещений оставили им большое количество картин, портретов, мебели, а также другого хозяйственного оборудования.

Проводы советских войск вылились в демонстрацию дружбы иранцев и советских воинов. Иранские газеты демократического направления публиковали на своих страницах большие статьи и положительные отзывы о Советской Армии, дисциплине и высоких моральных качествах советских воинов, выражали благодарность за медицинскую, культурную, материальную и хозяйственную помощь, которую советские войска оказывали до последнего дня пребывания в Иране.

Многие иранцы выражали свою благодарность и дружественные чувства в приветственных адресах, которые вручались командованию советских войск. В адресе, врученном нашим войскам от иранской интеллигенции в городе Пехлеви, было сказано: «Своим культурным, корректным и любезным поведением Красная Армия завоевала наши сердца».[23] В соответствии с решением правительства СССР советские войска были выведены из Ирана в 1946 г.

Александр Крикунов

 


1.Советско-иранские отношения в договорах, конвенциях и соглашениях. М., 1946. С. 74—82.

2.Там же. С. 74—82.

3.Современный Иран. М., 1957. С. 548.

4.Бережков В. В то время в Иране... Азия и Африка сегодня. 1984. № 11 С. 16.

5.Иванов М. С. Очерк истории Ирана. М., 1952. С. 334—335.

6.Бережков В. В то время в Иране... Азия и Африка сегодня. 1984.. № 11. С. 15.

7.Агаев С. Л. Германский империализм в Иране. М., 1969. С. 94.

8.Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. Т. 1. М., 1946. С. 150—157.

9.Ученые записки Института востоковедения. Т. VIII. Иранский сборник. М., 1953. С. 14

10.Там же. С. 15—17.

11.Там же. С. 19.

12.Иванов М. С. Очерк истории Ирана. М., 1952. С. 339.

13.Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. Т. 1. М., 1946. С. 218—219.

14.Главное политическое управление Вооруженных Сил СССР. Бюллетень «Опыт работы». 1947. № 7 (46). С. 6—7.

15.Там же. С. 4.

16.Там же. С. 15—16.

17.Академия наук СССР. Оружием слова. М., 1985. С. 130—136.

18.Там же. С. 12—14.

19.Там же. С. 14—15.

20.Главное политическое управление Вооруженных Сил СССР. Бюллетень «Опыт работы». 1947. № 7 (46). С. 25—27.

21.Главное политическое управление Вооруженных Сил СССР. Бюллетень «Опыт работы». 1947. № 4 (43). С. 25.

22.Там же. С. 26.

23.Академия наук СССР. Оружием слова. М., 1985. С. 100.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить