Вы здесь: Home Аналитика Североатлантический альянс – гарант мировой нестабильности
 
 
 
 
 
 

Североатлантический альянс – гарант мировой нестабильности

E-mail Печать
Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Существуют ли альтернативы безудержной и разрушительной экспансии НАТО?

После окончания Второй мировой войны Соединенные Штаты Америки опасались возрождения Советского Союза, поскольку это напрямую угрожало интересам Вашингтона. В 1944 г. состоялось ключевое событие – валютно-финансовая конференция объединённых наций – та самая Бреттон-Вудская конференция, на которой было определено золотое содержание американского доллара. Для обеспечения валютной гегемонии требовалось возродить образ врага, стремящегося захватить все мировое пространство. В связи с этим 70 лет назад в Вашингтоне было принято решение о создании Североатлантического альянса – военно-политического блока, закрепляющего прочную трансатлантическую связь между Европой и Северной Америкой.

По случаю юбилея Организации Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг 3 апреля выступил перед Конгрессом США, отметив: «Наш альянс был создан людьми, которые пережили две разрушительные мировые войны. Они хорошо знали тот ужас, те страдания, а также человеческие и материальные издержки, которые влечет за собой война. Они были полны решимости воспрепятствовать этому раз и навсегда…Таким образом, они основали НАТО, поставив перед собой четкую цель – сохранить мир и защитить свободу» [1]. Смогли ли современники сохранить принятые за основу создателями заявленные цели или же мир стал еще более непредсказуемым и небезопасным? На этот вопрос можно ответить, если посмотреть через историческую ретроспективу, как развивался Союз и в каких событиях он активно принимал участие.

В течение последних двадцати восьми лет Североатлантический альянс проводит два вида операций: по поддержанию мира и по принуждению к миру. В частности, под мандатом Организации было проведено более 35 отдельных операций, в рамках которых выполнялся конкретный мандат и миссия. В июле 1992 года в Адриатическом море началась операция «Мэритайм монитор», цель которой заключалась в наблюдении за соблюдением международными судоходными компаниями санкций, наложенных ООН на бывшую Республику Югославию. Указанная операция, как и последующие другие, проводились за рамками коллективной обороны Союза, закрепленными в статьях 5 и 6 Североатлантического договора [2].

Несмотря на то, что единственным легальным основанием для проведения операций по принуждению к миру является решение Совета Безопасности ООН, на практике подобные операции осуществлялись без его мандата и назывались гуманитарной интервенцией. Так было в 1995 году в Боснии и Герцеговине, а также в 1999 году, когда авиация стран НАТО начала бомбардировки Югославии. Совершив вооружённое нападение против суверенного государства, Организация грубо нарушила основополагающие принципы международного права, закрепленные в Уставе ООН [3] и хельсинкском Заключительном акте [4]. В ходе бомбардировок погибло около 2 тысяч мирных граждан, разрушены тысячи гражданских объектов. В результате применения боеприпасов с обеднённым ураном во многих районах подверглись заражению почва и вода, что привело к значительному росту онкологических заболеваний. МИД России в связи с 20-летием агрессии НАТО против Югославии отмечает, что «под зонтиком натовских бомбардировок косовоалбанцы совершали чудовищные преступления, включая похищения сербов с целью незаконной торговли человеческими органами. Эти факты были вскрыты докладчиком ПАСЕ Д.Марти в декабре 2010 года. С июля 2017 года под эгидой Европейского союза функционирует Специальный суд, призванный наказать виновных. Однако до сих пор так и не выдвинуто ни одно обвинение» [5]. Так называемая «гуманитарная интервенция» до сих пор остается важным фактором нестабильности на Балканах, поскольку были подорваны механизмы, обеспечивавшие мир и безопасность.

Впрочем, Балканский полуостров не является единственным опасным очагом, разразившимся после внешнего вмешательства. После нью-йоркского теракта 11 сентября 2001 года Соединенные Штаты решительно заявили, что в основе их политики безопасности должна лежать борьба с терроризмом. В связи с этим 7 октября 2001 года в рамках операции «Несокрушимая свобода» началась контртеррористическая операция в Афганистане. И сегодня война в этой стране продолжает уносить жизни людей. В стране отмечается повышенный уровень заболеваемости из-за нехватки чистой питьевой воды, недоедания и ограниченного доступа к медицинской помощи. Нынешняя война усугубляет почти все факторы, связанные с преждевременной смертью – бедность, недоедание, плохие санитарные условия, отсутствие доступа к медицинскому обслуживанию, ухудшение состояния окружающей среды. Немаловажно и то, что афганские события отдаются эхом в соседних государствах. В первую очередь это является прямой угрозой для Туркменистана и Таджикистана, поскольку ДАИШ (ИГ, запрещённая в РФ террористическая организация) стремится увеличить численность боевиков на севере Исламской Республики Афганистан.

Обновленная стратегия Трампа по Афганистану [6] способна лишь увеличить риски безопасности в регионе, так как миссия «Решительная поддержка» не решает своей основной задачи по созданию боеспособных афганских силовых структур, способных самостоятельно защитить страну и обеспечить в ней правопорядок. Об этом свидетельствует рекордно высокий уровень потерь среди афганских национальных сил безопасности в 2018 году [7]. Вывод американских сил из Афганистана может привести к провалу любые мирные инициативы, а также новому витку войны между внутриафганскими группировками.

В 2018 г. американский Brown University опубликовал результаты своего исследования под названием «Стоимость человеческих жизней после войны 9/11: летальность и потребность в прозрачности»[8]. Сообщается, что за 17 лет войны в Афганистане погибло 38.480 человек среди гражданского населения, в Ираке от 182.272 до 204.575. Общая численность погибших в Афганистане при этом составляет 147.124 человек и от 267.792 до 295.170 человек в Ираке.

Натовская кампания в Ираке 2003 г. была осуществлена под предлогом хранения оружия массового уничтожения, которого, конечно же, потом не нашли. Однако возглавляемая США коалиция свергла режим Саддама Хусейна и погрузила страну в хаос. Американские аналитики полагали, что за счет нефтяной выручки Ирак сможет быстро восстановиться после войны и превратиться в богатое государство наподобие Кувейта или Саудовской Аравии. Но этого не произошло вследствие политических и социальных потрясений. Из-за конфликта миллионы людей были вынуждены покинуть свои жилища, пополнив ряды беженцев, движущихся на запад. И самое страшное – прямым результатом этого вторжения стало появление в Ираке террористической организации «Аль-Каида» (запрещенная в РФ организация). Наконец, все эти события привели к радикальному изменению баланса сил в регионе Персидского залива, обострению и появлению новых межэтнических и межнациональных конфликтов.

17 февраля 2019 года исполнилось восемь лет со дня начала трагических событий в Ливии, вторжение в которую, по мнению западных экспертов, является успехом. На сайте The New York Times Иво Х. Даалдер (бывший постоянный представитель США в НАТО) и фдмирал Джеймс Г. Ставридис (бывший верховный главнокомандующий союзниками Европы) опубликовали статью об успешном вмешательстве в суверенную страну [9]. Правда, они не отмечают, что до военного переворота Ливия была одной из крупнейших нефтедобывающих стран и поставщиков газа в регионе. Доходы от энергоресурсов ливийское руководство направляло на социальные нужды, но «арабская весна» 2011 года и последовавшая за ней международная интервенция превратили некогда стабильное и социально-ориентированное государство в очередной очаг нестабильности. Возникший после смерти Муаммара Каддафи вакуум власти постепенно оказался заполнен множеством криминальных и террористических группировок. Интервенция НАТО привела не только к дестабилизации в Ливии, но и к распространению терроризма в Северной и отчасти Центральной Африке. Кроме того, серьёзно пострадала и сама Европа, поскольку поток мигрантов из Ливии вырос в десятки раз.

Начало апреля 2019 года в Ливии отмечено очередной эскалацией конфликта. Главнокомандующий «тобрукской» Ливийской национальной армии Халифа Хафтар сообщил о наступлении на Триполи. На следующий день боевая авиация Хафтара атаковала международный аэропорт Митига, ставя задачу вывести из строя боевые самолеты, при этом не нанеся урон гражданской авиации. Но пока последний акт ливийской трагедии не наступил, страна не может вернуться к мирной жизни.

Текущий опыт западных стран показывает, что так называемые «гуманитарные интервенции» не стали отправной точкой для развития демократии и экономики. Мир стал еще больше непредсказуемым и небезопасным. Расширение Альянса на Восток, поток мигрантов в страны Евросоюза и распространение радикальной идеологии поставили под угрозу всю архитектуру безопасности в Европе.

В одной из статей NATO Review сообщает, что «на протяжении большей части прошедших десятилетий НАТО имела относительную роскошь решать одну проблему в одном месте в любой момент времени. Он отметил свое 40-летие, полностью сосредоточившись на изменениях, затрагивающих Советский Союз; ее 50-летие было в разгар воздушной кампании в Косово; и его 60-летие было во главе дискуссий по поводу ввода войск в Афганистан. Но на этот раз все по-другому. НАТО исполняется 70 лет, когда ему приходится решать не один, а три стратегических вопроса» [10]. В среднесрочной перспективе количество источников опасности будет только расти. Альянс, ставя во главу угла своей деятельности достижение универсальных стандартов демократии, пренебрегает исключительной самобытностью каждого народа, спецификой его исторического и культурно-цивилизационного пути, и тем самым разрушает его многовековые устои, что в дальнейшем приводит росту межэтнических и межнациональных конфликтов.

Увеличение расходов на оборону [11] в рамках Союза не решит имеющиеся проблемы, поскольку времена, когда Европа могла полагаться на Северную Америку в своей защите, прошли. Как полагают аналитики Атлантического Совета, конец НАТО станет концом трансатлантической коллективной обороны [12]. Кто знает – возможно это и будет шагом на пути создания подлинно всеобъемлющей системы неделимой безопасности без разделительных линий и зон влияния. Однако самостоятельное принятие важных государственных решений поможет не только избавиться от наследия «плана Маршалла», но и обрести большую самостоятельность в вопросах миростроительства.

Вероника Мальчикова

Источник

Заглавное фото: OYE Alternative News, Ливия после НАТО

Примечания:

[1]. НАТО — на благо Европы и Америки. Выступление Генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга перед Конгрессом США // НАТО. Официальный сайт. -2019. – 3 апреля. URL: https://www.nato.int/cps/ru/natohq/opinions_165210.htm (дата обращения 13.04.2019)
[2]. Североатлантический договор.  Подписан в Вашингтоне, Федеральном округе Колумбия, 4 апреля 1949 г. // НАТО. Официальный сайт. https://www.nato.int/cps/ru/natohq/official_texts_17120.htm" style="margin: 0px; padding: 0px; vertical-align: baseline; background: transparent; color: rgb(204, 51, 0); text-decoration-line: none;">URL:https://www.nato.int/cps/ru/natohq/official_texts_17120.htm (дата обращения 13.04.2019)
[3]. Устав Организации Объединенных Наций принят в г. Сан-Франциско 26.06.1945 // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами, Вып. XII, — М., 1956, с. 14 – 47.
[4]. Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе принят 1 августа 1975 // Ведомости Верховного Совета СССР N 33, 1975 г.
[5]. Заявление МИД России в связи с 20-летием агрессии НАТО против Югославии // МИД РФ. Официальный сайт. -2019. -23 марта. URL: http://www.mid.ru/ru/press_service/spokesman/official_statement/-/asset_publisher/t2GCdmD8RNIr/content/id/3583602 (дата обращения 13.04.2019)
[6]. Remarks by President Trump on the Strategy in Afghanistan and South Asia // White House.  — August 21, 2017. — https://www.whitehouse.gov/briefings-statements/remarks-president-trump-strategy-afghanistan-south-asia/" style="margin: 0px; padding: 0px; vertical-align: baseline; background: transparent; color: rgb(204, 51, 0); text-decoration-line: none;">URL:https://www.whitehouse.gov/briefings-statements/remarks-president-trump-strategy-afghanistan-south-asia/ (дата обращения 13.04.2019)
[7]. Интервью Посла России в Афганистане А.В. Мантыцкого «Российской газете», 11 февраля 2019 года // МИД РФ. Официальный сайт. -2019. – 11 февраля. URL: http://www.mid.ru/web/guest/maps/af/-/asset_publisher/gehUa6O4gSTV/content/id/3528277 (дата обращения 13.04.2019)
[8]. Human Cost of the Post-9/11 Wars: Lethality and the Need for Transparency // Brown University. November 2018. URL: https://watson.brown.edu/costsofwar/files/cow/imce/papers/2018/Human%20Costs%2C%20Nov%208%202018%20CoW.pdf(дата обращения 13.04.2019)
[9]. NATO’s Success in Libya // The New York Times. URL: https://www.nytimes.com/2011/10/31/opinion/31iht-eddaalder31.html?_r=1 (дата обращения 13.04.2019)
[10]. NATO at 70: an opportunity to recalibrate // NATO Review. -2019. -5 April. URL: https://www.nato.int/docu/review/2019/Also-in-2019/nato-at-70-an-opportunity-to-recalibrate/EN/index.htm (дата обращения 14.04.2019)[11]. Прим. Расходы на оборону стран-членов НАТО в 2018 году составили около $1 трлн. долл., что составляет более половины общемировых затрат и, более чем в 20 раз, превышает оборонный бюджет России. 
[12]. Imagining a World without NATO // Atlantic council. -2018. -31 August. URL: https://www.atlanticcouncil.org/blogs/new-atlanticist/imagining-a-world-without-nato (дата обращения 14.04.2019)

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 
 
 
 

Яндекс.Метрика