Вы здесь: Home Аналитика Каким будет ответ США на Стамбульскую встречу по Сирии?
 
 
 
 
 
 

Каким будет ответ США на Стамбульскую встречу по Сирии?

E-mail Печать
Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Американцы направляли беспилотники террористов на базу Хмеймим в ручном режиме

На минувшей неделе сирийская проблематика, казалось бы, оказалась несколько отодвинутой на второй план заявлением Дональда Трампа о предстоящем неминуемом выходе США из Договора о ракетах средней и меньшей дальности 1987 года и московскими переговорами Джона Болтона. Тем не менее, сирийский вопрос из фокуса усилия российской дипломатии не уходил. В частности, страны-гаранты процесса политического урегулирования сирийского конфликта активно готовились к саммиту высшего уровня России, Турции, Германии и Франции (при участии спецпосланника ООН Стаффана де Мистуры), который состоялся в Стамбуле 27 октября. Для сирийского вопроса – это новый формат, предложенный турецким лидером Реджепом Тайипом Эрдоганом минувшим летом.

Основная задача встречи – поиск эффективных механизмов решения сирийского конфликта, перевода вооруженного противостояния в плоскость политических переговоров. В повестке дня переговоров – подробное обсуждения ситуации в Сирии, хода реализации сочинских договорённостей по Идлибу, процесса политического урегулирования и восстановления разрушенной войной экономики ближневосточной страны. Накануне саммита пресс-секретарь Президента России Дмитрий Песков заявил о том, что ожидать от встречи каких-либо прорывных решений не стоит, а четырёхсторонний «стамбульский» формат представляет собой платформу взаимодействия стран, находящихся в эпицентре сирийских проблем. Речь идёт о «сверке часов» и обсуждении возможных направлений сотрудничества.

После ряда двусторонних переговоров Реджеп Тайип Эрдоган, Владимир Путин, Ангела Меркель и Эммануэль Макрон собрались в главном зале дворца «Вахдеттин» – усадьбы на берегу Босфора, принадлежавшей некогда последнему султану Османской империи Мехмеду VI Вахидеддину. По результатам трёхчасового заседания стороны приняли Совместное заявление и проведена итоговая пресс-конференция. «Нашей целью было обеспечить прекращение огня, а также у нас была возможность обсудить политическое урегулирование. Кризис в Сирии стал международной проблемой. Астана стала образцом для нас, здесь мы продолжили свои усилия и подтвердили наше мнение о том, что военным путем нельзя решить сирийскую проблему. Все должны бороться за то, чтобы закончить эту трагедию в Сирии. Думаю, что мы дали на этом саммите конкретный импульс для этого. Призываю другие страны поддержать эти усилия», – заявил турецкий лидер. По его словам, главы Турции, России, Германии и Франции призвали стороны сирийского конфликта сформировать до конца текущего года конституционную комиссию. В свою очередь, Владимир Путин отметил, что работа этого органа, договорённости о котором дались совсем не просто, «должна идти спокойно, в уважительном режиме к законному правительству Сирийской Арабской Республики».

Важным представляется заявление Эрдогана о том, что «стамбульский» формат переговоров по Сирии (которому, заметим, ещё только предстоит доказать свою эффективность) не подменяет «астанинский» переговорный процесс с участием России, Ирана и Турции в качестве гарантов, а лишь дополняет и, возможно, усовершенствует его. Думается, в этой связи остаётся открытым вопрос относительно того, как этого можно добиться в условиях прогрессирующей зависимости Парижа и Берлина от Вашингтона, которому никакое мирное урегулирование не нужно в принципе. «Мы проинформируем Иран и будем продолжать с ним сотрудничать по решению сирийского кризиса», – подчеркнул турецкий лидер, что также немаловажно. Дмитрий Песков сообщил, что об итогах саммита будет проинформированы и сирийские власти.

По словам Р. Эрдогана и В. Путина, главным итогам встречи стало подтверждение недавних сочинских российско-турецких договорённостей по предотвращению гуманитарного кризиса в провинции Идлиб. Анкара и Москва солидарно выполняют свою работу по Сирии, заверил турецкий лидер. «Рассчитываем, что турецкая сторона в ближайшее время обеспечит завершение отвода оппозиции из демилитаризованной зоны, тяжелого вооружения и военных формирований», – заметил на это Владимир Путин. Он особо подчеркнул, что Россия, которая находится в Сирии по приглашению её законного правительства, оставляет за собой право помочь Дамаску в ликвидации террористической угрозы из Идлиба, в том числе – в случае продолжения террористами провокационных вылазок.

Французский лидер предсказуемо заявил о том, что «военное наступление режима (Дамаска) и его сторонников повлечет недопустимые последствия в вопросах безопасности и гуманитарной ситуации». Ангела Меркель отметила, что лидеры четырех стран договорились сохранять перемирие в Идлибе на долгосрочной основе. Не обошлось, разумеется, и без муссирования темы Башара Асада, который, как твёрдо уверены на Западе, почему-то «должен уйти». Как известно, именно сменой «режима» в Дамаске обуславливается гипотетическое участие США и Евросоюза в процессе частичного восстановления страны, разрушенной при их прямом и непосредственном участии (1). Принципиальная позиция России на этот счёт остаётся неизменной – свою судьбу и личность руководителя страны должен решать сирийский народ. «Никаких персоналий мы, естественно, не обсуждали. Это контрпродуктивно, если мы хотим добиться положительного результата в конце нашего пути», – сказал Президент России, и в чем-то с ним согласился Эрдоган, уже давно ставший оппонентом властей Дамаска: «Воля не зависит от личностей. Воля, которая будет определять будущее Асада – это воля народа Сирии. Весь народ, который представлен сейчас вне сирийской территории и внутри Сирии, они вместе определят это будущее».

Между тем, ситуация на северо-западе Сирии остаётся. Мягко говоря, крайне сложной. Несмотря на бодрые заявления, турецкие партнёры явно не в состоянии очистить предполагаемую «демилитаризованную зону» от боевиков террористических группировок, что явно затягивает сроки реализации сочинских договорённостей. Известная тактика на сколачивание конгломерата условно «умеренных», относительно более контролируемых протурецких группировок, которым планируется передать часть долины Аль-Габ, также может не сработать, либо же привести к росту противоречий между запрещёнными в России террористическими группировками «Исламское государство», «Джебхат ан-Нусра», «Ахрар-аш-Шам», «Нуреддин эз-Зенги», «Файлак аш-Шам» и т.д. Безусловно, это вредит делу «сирийской революции», о необходимости новой фазы которой периодически вспоминают некоторые исследователи.

В любом случае, до полного завершения отвода живой силы и техники боевиков невозможно начать совместное патрулирование. Власти Дамаска настаивают на возвращении Идлиба, предпочтительно путём переговоров и процесса национального примирения, но если не получится – то посредством военной операции, вероятность которой возрастёт, если турки окажутся не в состоянии выполнить взятые на себя обязательства. А это более чем вероятно, особенно если принять во внимание столкновения между протурецкими группировками «Султан Мурад» и «Ахрар аль-Шаркия», которые, если верить местным источникам, произошли 27 октября в районе оккупированного турками Эль-Баба (провинция Алеппо).

По информации Fars News, сирийская арабская армия и её союзники готовит новое наступление в провинции Идлиб, которое может начаться в случае отказа боевиков покинуть 25-километровую буферную зону. Крупный плацдарм создан в районе авиабазы Абу Духур, в отсутствие активных боевых действий проводятся учения.

Тем временем исламисты провоцируют сирийцев регулярными обстрелами и атаками, в том числе – мирных кварталов Алеппо (Эз-Захра, Халеб-Дждейда, аль-Андалус, улица Нил) и других поселений. За период с 20 по 27 октября российская часть совместной мониторинговой комиссии зафиксировала 12 нарушений режима прекращения огня в провинции Латакия (в течение предыдущей недели – 24) и 21 в провинции Алеппо (соответственно 25). Турецкая сторона ни одного нарушения не зафиксировала, преследуя таким образом цель подкрепить утверждения о кардинальном оздоровлении обстановки в регионе. Как мы убедились выше, если это и соответствует действительности, то в очень небольшой степени. Кроме того, поток беженцев из Идлиба через специально организованные гуманитарные коридоры пока носит достаточно ограниченный характер, в том числе по причине жёсткого режима, установленного боевиками, не желающими расставаться со своим «живым щитом». Потенциальных сторонников «замирения» с «режимом Асада» по-прежнему ожидают самые суровые наказания. Вплоть до лишения жизни; сохраняется и угроза «химических» провокаций, о чём свидетельствуют периодические перемещения соответствующих декораций.

Боевики «ИГ» под прикрытием песчаной бури начали масштабное наступление на позиции «Сирийских демократических сил» в провинции Дейр-эз-Зор (поселения Гаранидж, а также Шаафа и Суса на юге «хаджинского кармана). Боевые действия «СДС» по-прежнему не слишком удачны, несмотря на перебрасываемые ими американцами через иракскую границу подкрепления. В конечном итоге, как неоднократно случалось ранее, его значительная часть может оказаться в распоряжении боевиков террористических группировок, которым оказывается и более серьёзная поддержка и которые, как заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров, «прекрасно себя чувствуют» под американским зонтиком в 55-километровом радиусе вокруг А-Танфа.

Заместитель министра обороны России генерал-полковник Александр Фомин сообщил, что атаковавшие российскую авиабазу Хмеймим беспилотники, управлялись с американского военно-разведывательного самолета: «13 дронов шли единым боевым порядком, управляемые общей командой. В это время американский самолет-разведчик Poseidon-8 барражировал в акватории Средиземного моря в течение восьми часов». После того, как беспилотники столкнулись с российскими системами радиоэлектронного подавления, они перешли в режим ручного управления, которое осуществлялось опять-таки с Poseidon-8. Этот и ему подобные воздушные шпионы периодически появляются над морским побережьем к западу или юго-западу от Хмеймима, собирая информацию о деятельности российской группировки и выявляя её уязвимые стороны. После размещения в Сирии зенитно-ракетных комплексов такой работы станет у них явно больше, так что атаки дронов едва ли прекратятся: только за последние полтора-два месяца у базы Хмеймим сбито 50 летательных аппаратов, на что обратил внимание Президент России Владимир Путин.

* * *

В то время как каждый из участников выделяет свою приверженность окончанию семилетнего конфликта, саммит в Стамбуле не принёс особых результатов, «подчеркнув вызовы, с которыми придется столкнуться для выработки формулы примирения враждующих фракций, экстремистских группировок, а также нежелания Запада взаимодействовать с президентом Сирии Башаром Асадом», отмечается в материале The Washington Post, тревожащейся по поводу «растущей роли России» на заключительном этапе конфликта. Всё это в полной мере свидетельствует о том, каким будет возможный ответ Белого Дома на попытки Анкары и Москвы привлечь к процессу сирийского урегулирования ключевые страны «старой Европы». Линия на дестабилизацию положения в стране с усугублением её территориального раскола и нанесение максимального ущерба всем тем, кто борется с террористами не на словах, а на деле, может принимать различные формы, по существу оставаясь неизменной.

Андрей Арешев

Источник


Примечание

(1) Кроме того, де-факто способствуя разделению Сирию на части, американцы подрывают экономику и восстановление Сирии запретами на внутреннюю торговлю между отдельными регионами этого формально единого государства.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 
 
 
 

Яндекс.Метрика