Вы здесь: Home Аналитика Сирия: армия, террористы и Турция накануне битвы за Идлиб
 
 
 
 
 
 

Сирия: армия, террористы и Турция накануне битвы за Идлиб

E-mail Печать
Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

США не собираются восстанавливать страну, возвращать беженцев и прекращать войну

На северо-западе Сирии готовится крупная операция сирийской арабской армии и союзных ей сил против экстремистских, террористических группировок и банд, оккупировавших «зону деэскалации» Идлиб. По информации газеты «Аль-Ватан», наступление будет вестись на поселения Кфар-Хамра, Хорейтан, Анадан, Эль-Баянун и Хаян с целью прекращения систематических обстрелов западных кварталов города Алеппо. Кроме того, юго-западные районы освобождённой в 2016 году «северной столицы Сирии» подвергаются регулярным набегам террористических группировок «Ахрар аш-Шам» и «Нуреддин аз-Зенги», позиции которых располагаются Эль-Мансуре, Хан-эль-Асале и Атарибе. Контроль боевиков над стратегическим шоссе, ведущим к турецкой границе, серьёзно осложняет оперативную обстановку на севере страны.

Базой наступления сирийской армии на стыке провинций Алеппо и Идлиб является военный аэродром Абу-ад-Духур. Освобождение удерживаемых боевиками районов горной (северо-восточной) Латакии и Хамы снимет угрозу их прорыва к Средиземному морю.

Самолёты ВВС Сирии сбрасывают над городами Джиср-эш-Шугур, Тафтаназ и Саракиб листовки с призывом к боевикам сложить оружие и присоединиться к процессу национального примирения по примеру Восточной Гуты (откуда, собственно, и перебрались в Идлиб многие «непримиримые» и члены их семей). Указанные города включены в так называемую «зону деэскалации», объявленную в 2017 году и включающую, помимо Идлиба, ряд районов сопредельных провинций.

Приблизительный состав сил, которые официальный Дамаск концентрирует на севере провинции Хама и в провинциях Идлиб и Алеппо, рассматривает Directorate4. В наступлении будут принимать участие регулярные войска и добровольческие формирования: силы 9-й бронетанковой дивизии из состава 1-го армейского корпуса САА, 4-я механизированная дивизия (под руководством Махера Асада), Республиканская Гвардия, «Силы Тигра» (под командованием генерала Сухейля). Добровольцы представлены «Сирийской социал-националистической партией», Народными силами обороны, палестинской бригадой «Аль-Кудс» и 5-ым корпусом (включая бригаду «БААС»). Указанные подразделения являются наиболее опытными и мотивированными для ведения боевых действий против окопавшихся в Идлибе джихадистских банд всех мастей – от просаудовских до протурецких. Личный состав некоторых из них обучается и оснащается при поддержке России (5-й корпус) и Ирана (в том числе на уровне штабного планирования), поддерживается с воздуха российской и сирийской авиацией.

На вооружении этих подразделений находятся танки Т-55, Т-62 (в том числе поставленные из России) и Т-72, крупнокалиберная самоходная артиллерия (в том числе 122-мм и 152-мм самоходные гаубицы 2С1 и 2С3), различные РСЗО (в том числе «Град» и «Ураган»). Западные источники в социальных сетях публикуют видеоролики, достоверность которых установить невозможно, предположительно фиксирующие переброску к границам Идлиба оперативных ракетно-тактических комплексов «Точка». На стороне сирийцев могут выступить некоторые отряды боевиков, присоединившихся к процессу национального примирения (впрочем, их надёжность всё же сомнительна). По позициям террористов наносятся ракетно-бомбовые и артиллерийские удары. В любом случае, речь идёт о подготовки крупнейшей за последние годы военной операции в Сирийской Арабской Республике.

В свою очередь, террористы также готовятся к наступлению сирийцев в Идлибе, наращивая пропагандистскую работу (включая так называемое «письмо» Сергею Лаврову), штампуя фотографии и видеоролики с подготовкой и обучением новобранцев, призванных «дать отпор врагу». В надежде пополнить ряды своих банд идеологи джихадистов выступают с многочисленными заявлениями, призывая к созданию единого штаба и координации действий.

В Идлибе и на севере Алеппо сосредоточены разномастные группировки, как «независимые», так и опирающиеся на помощь закордонных покровителей. Девять мелких группировок опубликовали совместное заявление, в котором объявили о присоединении к запрещённой в России группировке «Хайат Тахрир аш-Шам». Скорее всего, это будет способствовать дальнейшему размежеванию вооружённых группировок Идлиба на протурецкие и радикально исламистские.

За процессами на севере соседней страны, частично оккупированными турецкой армией, пристально наблюдают в Анкаре. В ходе недавней встречи министров иностранных дел России и Турции Мевлют Чавушоглу призвал разделять группировки на «экстремистские» (несущие угрозу безопасности сирийскому народу) и «оппозиционные». Не составляет большого труда предположить, что тех, кто объединился под вывеской так называемого «Национального фронта освобождения», в Анкаре относят ко второй категории. Конечно, в свете вероятного наступления просирйиских сил при поддержке России и Ирана турецкая сторона предпринимает все возможные шаги для того, чтобы обезопасить своих сателлитов. В настоящее время возобновилась массированная переброска значительного количества тяжёлой бронетехники в расположенную на границе с Идлибом провинцию Хатай, где она будет развернута в районе контрольно-пропускных пунктов. Согласно турецким источникам, перебрасываемые к сирийской границе машины доработаны с учетом опыта боевых действий в этой стране и имеют повышенную защиту от актуальных противотанковых ракетных комплексов. Кроме того, на трассе М-5 отмечены грузовики, перевозящие небольшие контрольно-пропускные пункты и дополнительную инфраструктуру что, вероятно, связно со стремлением расширить и обустроить сеть передовых постов турецкой армии на севере Сирии.

Высказываются предположения, что потенциально от Турции можно ожидать различных провокаций, включая опосредованные военные действия против САА и её союзников, включая Россию, её военные объекты, летательные аппараты и т.д. Прямая конфронтация между Дамаском, Москвой и Тегераном с одной стороны и Анкарой с другой, рассматривается западными партнёрами как крайне желательный сценарий, что прямо следует из некоторых публикаций. Определённые предпосылки к этому есть (турецкие и западные военные взаимодействуют на тактическом уровне), однако значительно ухудшившиеся американо-турецкие отношения объективно подталкивают Анкару к укреплению сотрудничества в рамках российско-ирано-турецкой «тройки» гарантов процесса национального примирения в Сирии. Хотелось бы надеяться на то, что переброска турецкой бронетехники обусловлена предстоящим выполнением Анкарой своих обязательств по борьбе с радикальными террористическими группировками на северо-западе Сирии. В этой связи напомним о недавних действиях иорданской армии, за некоторое время до начала операции «Базальт»перекрывшей границу для боевиков и беженцев.

Эскалация военных действий на северо-западе страны может обернуться новыми потоками мигрантов в Европу через турецкую территорию, что вряд ли устраивает Анкару. В любом случае, окончательный формат операции в Идлибе и позиция Турции будут определены по итогам очередного раунда консультаций «тройки» сирийского урегулирования. 17 августа переговоры «в конструктивном ключе» на это тему между главами военных ведомств России и Турции прошли в Москве.

Выступая в Анкаре по итогам совещания послов и постоянных представителей Турции при международных организациях, Сергей Лавров подробно остановился на ситуации в регионе: «Идлибская зона деэскалации, как и все зоны деэскалации, создавалась на определенных условиях. Одним из непременных условий была договоренность о том, что на террористов режим прекращения огня не распространяется и что те вооруженные формирования, которые не хотят ассоциироваться с террористами, должны территориально от них отмежеваться для того, чтобы «непримиримые», прежде всего [запрещённая в России] «Джабхат ан-Нусра», были уничтожены. Эта договоренность сохраняется и в Идлибе. Обстановка там сложнее, чем в других зонах. Она была с самого начала наиболее сложной, в том числе и из-за доминирования «Джабхат ан-Нусры». Там несколько десятков тысяч боевиков, в том числе по оценкам ООН. По мере развертывания в Идлибской зоне наблюдательных постов Турции, ситуация успокаивалась, но в последнее время мы ощущаем достаточно агрессивные действия прежде всего «Джабхат ан-Нусры»: обстрелы позиций сирийских войск, ежедневное направление дронов с целью обстрела российской авиационной базы Хмеймим и многие другие провокационные действия. Поэтому сирийская армия имеет полное право подавлять подобные проявления. Здесь не может быть и речи о том, что «позволит ли Россия что-то сирийской армии». Сирийская армия находится на своей земле, она воюет за свою независимость против террористов в полном соответствии с резолюцией СБ ООН 2254, а мы, в полном соответствии с международным правом, оказываем ей поддержку в этих действиях (здесь и далее выделено нами – Авт.). Ключевым в рамках сирийского кризиса является хроническая неспособность, начинающаяся еще с администрации Б. Обамы, отделить нормальные, патриотические отряды вооруженных оппозиционеров от террористов «Джабхат ан-Нусры», которые не проявляют никакой договороспособности и которые должны быть легитимной целью всех тех, кто борется с экстремизмом и терроризмом в Сирии. Сегодня мы будем об этом говорить с господином Министром. Об этом говорят и наши военные в рамках тех механизмов, которые были созданы в Астанинском формате». Конечно, сегодня американцы присутствуют в Идлибе менее, нежели год или два назад, при этом объективно более значительную роль играют турки. Создание в начале августа вышеупомянутого «Национального фронта освобождения», скорее всего, как раз и призвано продемонстрировать подвижки в процессе разграничения «умеренных» боевиков от «неумеренных» террористов, однако выглядит всё это пока не слишком убедительно.

* * *

15 августа госсекретарь США Майкл Помпео обсуждал со спецпосланником генерального секретаря ООН по Сирии Стаффаном де Мистурой перспективы возвращения беженцев в Сирию и необходимость «не допустить возникновения гуманитарного кризиса в городе Идлиб». Согласно информации пресс-службы Госдепартамента, Помпео «ясно дал понять, что хотя Соединенные Штаты и поддерживают возвращение беженцев в Сирию, это должно происходить только тогда, когда обстановка в Сирии будет достаточно безопасной, а также при участии соответствующих подразделений ООН». Также примечательно единство позиций относительно того, что «дискуссии о реконструкции являются преждевременными ввиду отсутствия политического решения, которое в любом случае должно привести к конституционной реформе и открытым и честным выборам».

Таким образом, Вашингтон явно даёт понять: никакого возвращения беженцев в Сирию не будет, и что бы ни говорил на этот счёт Дональд Трамп по итогам переговоров с Владимиром Путиным в Хельсинки, никакой совместной работы с Россией по этому вопросу быть не может. Как, добавим от себя, и по любому другому аспекту урегулирования сирийского кризиса: гипотетические варианты сотрудничества с Западом нивелируются развязанной против России полномасштабной «гибридной войной». «Не думаю, что США вводили санкции для того, чтобы каким-либо образом вывести из равновесия астанинскую «тройку», но в целом позиция Запада по ситуации с беженцами вызывает удивление – сдержанность в большинстве случаев, – отметил С. Лавров. – Была, правда, очень полезная акция с участием России и Франции по доставке гуманитарной помощи в Восточную Гуту. Но мы говорим сейчас о гораздо более масштабных задачах. Огромные территории Сирии освобождены от террористов. На них не ведутся боевые действия. Там пора восстанавливать инфраструктуру, все системы жизнеобеспечения, чтобы беженцы из Турции, Ливана, Иордании, Европы начали возвращаться в свои дома, в том числе и из Ирака. Этот процесс уже идет. Мы считаем, его нужно всячески поощрять. На этом фоне было странно услышать заявление, если оно было правильно изложено, Верховного комиссара ООН по делам беженцев Ф.Гранди о том, что, по его мнению, возвращение беженцев в Сирию сейчас преждевременно, потому что там по-прежнему опасно. Если такое заявление действительно имело место, то это недостаточная информированность, если не нечто более серьезное».

Конечно, восстанавливать разрушенную в Сирии инфраструктуру и возвращать беженцев (если речь идёт именно о беженцах, а не о террористах под их прикрытием) никто на Западе не собирается. Выделенные было на «стабилизацию Сирии» 330 млн долл. будут перенаправлены на другие «ключевые приоритеты внешней политики». Ровно об этом же свидетельствует высказывание и. о. помощника госсекретаря США по ближневосточному урегулированию Дэвид Саттерфилда: «Мы сфокусированы на политическом урегулировании в Сирии и полной реализации договоренностей в рамках женевского процесса. Финансовая помощь по линии международных институтов, таких как Всемирный банк, начнет поступать в страну только после этого». Иными словами, не будет поступать никогда, о чём было известно ранее и что и раньше не представляло особого секрета. Напротив, получат новое дыхание диверсионно-террористические вылазки, а также известные по Алеппо, Хан-Шейхуну и Думе «химические» провокации, о чём свидетельствует усилившаяся пропаганда в социальных сетях террористической группировки «Белые каски» (1). Поддерживающие террористов западные информационные ресурсы готовят почву для очередного всплеска массовой истерии по поводу гипотетического исхода из Идлиба половины из нынешних приблизительно трёх миллионов его обитателей.

Кроме того, президент Трамп четко дал понять российскому лидеру Владимиру Путину, что США останутся в Сирии до окончательной победы над запрещённой в России террористической группировкой «Исламское Государство», заявил и. о. помощника госсекретаря по делам Ближнего Востока Дэвид Саттерфилд. На минувшей неделе стало известно об очередных поставках вооружений и военной техники для «Сирийских демократических сил» на северо-востоке страны. Одновременно стало известно о намерении Эр-Рияда вложить в восстановление района Ракки 100 миллионов долларов, что вызвало критику со стороны МИД Сирии: «Заявление саудовских властей… о выделении 100 миллионов долларов США международной коалиции, которой руководят США вопреки международному закону, связано с их полным подчинением американской администрации за счет средств людей Неджда и Хиджаза, страдающих от бедности». По словам официального источника, поддержка Саудовской Аравией коалиции, терроризма и других участников убийства сирийского народа неприемлема и связана с попыткой «помешать сирийской арабской армии добиться новых побед над терроризмом на севере Сирии… [это] скрытая попытка продлить кризис в Сирии и поддержать тех, кто угрожает ее территории и народу». Продолжающаяся «сирийская партия» Вашингтона и его союзников по-прежнему будет оказывать долгосрочное стабилизующее воздействие на ближневосточный регион.

В пустынях Хомса, Дейр-эз-Зора, включая подконтрольную американцам зону Эт-Танфа, может орудовать около 1000 террористов «ИГ». Некоторые оценки гораздо выше, что оправдывает де-факто бессрочное пребывание американских военнослужащих в Сирии под предлогом «борьбы с терроризмом»

Андрей Арешев

Источник


Примечание

(1) К примеру, на одном из постановочных роликов они вновь «спасают» из-под щебёнки в Баб-эль-Хаве детей, находящихся практически в идеальном состоянии.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 
 
 
 

Яндекс.Метрика