Вы здесь: Home Аналитика ОДКБ: противодействие существующим вызовам и угрозам
 
 
 
 
 
 

ОДКБ: противодействие существующим вызовам и угрозам

E-mail Печать
Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

В условиях новой геополитической реальности мировые угрозы приобретают иные формы, вектор борьбы смещается в информационное пространство, характер противоборства усиливается, что несомненно усугубляет и без того сложную мировую обстановку. В ст.8 Устава договора о коллективной безопасности сказано, что «государства-члены координируют и объединяют свои усилия в борьбе с международным терроризмом и экстремизмом… взаимодействуют в сферах охраны государственных границ, обмена информацией»[1]. Для стран-членов ОДКБ актуальными продолжают оставаться региональные вызовы и угрозы безопасности, такие как угроза международного терроризма, ситуация на таджико-афганской границе, рост наркотрафика из Афганистана, гражданская война на Украине, нагорно-карабахский и приднестровский конфликты.

В связи с передислокацией террористических ячеек из Сирии и Ирака и возможным ростом наркотрафика одной из первостепенных задач является укрепление границ государств-членов Организации с Афганистаном. Стратегия Трампа по Афганистану[2] изначально не подразумевала под собой вывод войск из исламской республики, о чем свидетельствует прибытие американских военных, общее число которых достигает 1000 человек[3]. «Новая» стратегия строилась на принципах тайного планирования военных операций, интеграции дипломатических и военных инструментов. Вывод воинского контингента заполнил бы вакуум новым «пожаром», который разгорится до небывалых масштабов и может с легкостью переброситься на приграничные государства Центральной Азии: Туркменистан, Таджикистан и Узбекистан, а впоследствии – на приграничные регионы России. По этому поводу Президент США высказался 21 августа 2017 г. в Вирджинии: «Вакуум, который мы создали, уйдя слишком рано, вскоре предоставил безопасное убежище для распространения ИГИЛ, чтобы расширять, увеличивать, вербовать и начинать атаки. Мы не можем повторить в Афганистане ошибку, которую наши лидеры сделали в Ираке»[4]. Внимание региону постоянно усиливается не только со стороны ведущих экспертов и политологов, но и со стороны мировых политических лидеров. Так, Белый дом рассматривает Центральную Азию как форпост для укрепления своих позиций в Афганистане и на Ближнем Востоке. Об этом свидетельствуют визиты в начале 2018 г. в страны Центральной Азии заместителя помощника госсекретаря США по Афганистану и Центральной Азии Генри Эншера, а также посещение Назарбаевым в январе 2018 г. Соединенных Штатов Америки[5].

Основным инструментом США на центрально-азиатском направлении является формат взаимодействия с внешнеполитическими ведомствами стран Центральной Азии «С5+1». Заинтересованность внешних игроков еще раз подтверждает геополитическую и геоэкономическую значимость региона, связанной с большими запасами газа и нефти, а также важным стратегическим положением, позволяющим под предлогом «защиты от террористов» добиться постоянного военного присутствия США и НАТО в регионе бывшей советской Центральной Азии. При этом глава МИД России Сергей Лавров в ходе пресс-конференции по итогам деятельности российской дипломатии в 2017 г. предупредил о возможном «желании США несколько злоупотребить этим форматом». По его словам, «С5+1» — продолжение давнего проекта «Большой Центральной Азии», цель которого «в том, чтобы развернуть все проекты с участием Центральной Азии на юг, в сторону Афганистана, но без участия Российской Федерации»[6]. На прошедшей конференции в Ташкенте по Афганистану всеми сторонами была поддержана инициатива прямого диалога между Правительством Афганистана и Движением талибов[7]. Несмотря на то, что скорейшего урегулирования проблемы ожидать не приходится, афганская сторона выступила за переговоры с талибами без предварительных условий, что является неплохим началом для проведения официальных встреч.

В связке с антитеррористической повесткой также рассматривается проблема незаконного оборота наркотиков из Афганистана. Вашингтон до сих пор не уделяет приоритетное внимание борьбе с наркотиками в исламской республике. Проведенная в ноябре — декабре 2017 г. совместная операция американских и афганских сил по уничтожению нарколабораторий в провинции Гильменд, несмотря на декларированные успехи, не принесла ощутимых результатов и носила, скорее, демонстративный характер. В 2017 году площадь посевов опийного мака в Афганистане увеличилась по сравнению с прошлым годом более чем на 60%, а производство опия – почти на 90%, побив все мыслимые рекорды[8]. Указанные данные свидетельствуют о ежегодном увеличении производства опиума, соответственно ключевые риски и угрозы безопасности в контексте изучаемой проблемы формируют растущие поставки наркотиков в страны Центральной Азии.

Необходимо отметить, что талибы контролируют значительную часть территории Афганистана, сосредоточиваясь на восточном и северном направлениях, в сторону таджикской границы, что обеспечивает выход экстремистов в Центральную Азию. Таким образом, угроза со стороны террористических организаций, базирующихся в странах Центральной Азии, довольна высока, и для противодействия ей необходимо объединить усилия России и ее партнеров по ОДКБ. Вне зависимости от того есть иностранные войска в Афганистане или нет, террористическая и опиоидная угрозы сохраняются и в дальнейшем будут только усиливаться. Соответственно перед странами-членами ОДКБ одной из первостепенных задач является укрепление таджикско-афганской границы, а также постоянное дежурство боеспособных элементов Коллективных сил быстрого реагирования (КСБР) и Коллективных сил оперативного реагирования (КСОР) к северу от афганской границы. Дополнительно к этому с целью укрепления границ стран ОДКБ с Афганистаном, без вхождения на его территорию может использоваться миротворческий потенциал организации. Так, в 2016 г. в условиях большого наплыва перемещенных лиц были проведены первые учения миротворческих сил ОДКБ. Для этого создавались фильтрационные пункты, пункты оказания помощи беженцам, отрабатывались совместные действия миграционных и правоохранительных служб[9]. Помимо этого, стоит продолжать усилия по поиску путей содействия стабилизации ситуации в Афганистане как на новых площадках, так и в рамках Московского формата консультаций по ИРА, а также возобновившей в октябре 2017 года работе Контактной группы «ШОС-Афганистан» и «Стамбульского процесса» по Афганистану[10].

Также к числу вызовов военной безопасности государств-членов ОДКБ относится наращивание военной деятельности США и НАТО в Восточной Европе. Брюссель и Вашингтон, вопреки взятым на себя международным обязательствам, развертывают дополнительные воинские контингенты и бронетанковые бригады сухопутных войск в Польше и прибалтийских государствах, а также штабы многонациональных дивизий в Румынии. Североатлантический альянс в два раза нарастил интенсивность военных учений у границ с Россией. Если в 2014 году ими проведено 282 учения, а в 2017 г. – уже 548[11].

Действительно, соседи начинают объединяться тогда, когда у них появляется общий противник. Белый дом рассчитывает, что с уходом президента Казахстана Соединенные Штаты вновь вернут утерянные позиции в Центрально-Азиатском регионе, взаимодействуя при этом с лояльным к Западу президентом. Осуществляемая в Альянсе военная деятельность – будь то создание военных баз или проведение военных учений проецируется на Восток в сторону государств-членов ОДКБ. Соответственно опасения по поводу возможного вмешательства США во внутренние дела стран ОДКБ и террористической угрозы в Таджикистане, дают повод для такой сплоченности.

Еще одним из главных дестабилизирующих факторов в Восточноевропейском регионе коллективной безопасности остается напряженная обстановка на Украине. «С одной стороны, этому способствуют продолжающиеся с различной интенсивностью обстрелы мирного населения на Донбассе. С другой — нарастание конфликтного потенциала на фоне глубокого политического и экономического кризиса в государстве», отметил начальник Объединенного штаба ОДКБ Анатолий Сидоров[12]. Происходящие на Украине события обозначили высокий уровень опасности современных западных информационных технологий для России и ее союзников по ОДКБ. Ни для кого не секрет, что программы Агентства международного развития США (USAID) сыграли значительную роль в подготовке и осуществлении «цветных» революций: в 2003 г. в Грузии и в 2004 г. – на Украине, а также «Арабской весны» в мусульманских странах[13]. По оценкам экспертов государств-членов ОДКБ, опасность «цветных» революций выдвигается на первый план в ряду нетрадиционных вызовов, угроз и рисков для коллективной безопасности[14]. Еще в 2014 г. по итогам декабрьской сессии Совета коллективной безопасности было принято совместное Заявление глав государств – членов ОДКБ, в котором лидеры выразили обеспокоенность угрозой использования информационных и коммуникационных технологий для вмешательства во внутренние дела государств, а также в целях подрыва государственной стабильности[15]. Нельзя допустить, чтобы информационное поле государств-членов ОДКБ использовалось в качестве плацдарма для подрывных акций против государства и его существующего строя. В этой связи стоит отметить необходимость проведения дальнейших оперативно-профилактических мероприятий по противодействию преступности в сфере информационных технологий, проведенных ранее в формате ОДКБ под условным наименованием «ПРОКСИ».

Официальные власти Украины стараются поддерживать т.н. образ «российской угрозы», упоминая при этом приднестровский конфликт. Ввиду резкого обострения отношений между Москвой и Киевом положение Приднестровья серьезно ухудшилось в транспортно-логистическом, политическом и экономическом планах. В связи с обострением внутриполитической ситуации в стране и противоречиями между сегментами молдавского истеблишмента участники переговорного процесса понимают угрозу возможной военной конфронтации. Не стоит также исключать интересы нерегиональных игроков, поддерживающих курс на военную «реинтеграцию Молдовы». 3 июля 2014 г. Сенат США принял во втором чтении Закон США № 2277 «Акт о предотвращении агрессии со стороны России 2014»[16]. Согласно SEC. 303 Украине, Грузии и Молдове предоставляют статус союзников США. Таким образом, Вашингтон в одностороннем порядке, без согласия других стран-членов НАТО, оказывает свою протекцию ряду восточноевропейских стран, втянутых в неурегулированные территориальные конфликты. В свою очередь в знак благодарности вышеупомянутые страны требуют вывода российских миротворцев из Приднестровья, поскольку считают Россию «заинтересованной» стороной. Призывы о выводе миротворцев и другие воинственные заявления свидетельствуют о том, что ряд политиков в Кишиневе и Киеве желают, чтобы конфликт между Молдавией и Приднестровьем был разморожен и перешел в военную фазу. Нельзя допустить, чтобы вопрос приднестровского урегулирования стал еще одним объектом геополитических игр, чреватых самыми непредсказуемыми последствиями. Поэтому решение приднестровской проблемы состоит не в озвучивании с трибуны ООН «революционных» предложений, за которыми явно проглядывают чужие интересы и устремления, а в совещании по политическим вопросам в рамках переговорного процесса в формате «5+2».

Не менее важной темой остается проблема нагорно-карабахского урегулирования. Стоит отметить, что ОДКБ не вовлечён в урегулирование нагорно-карабахского конфликта. Единственным признанным международным посредническим форматом и механизмом урегулирования является Минская группа ОБСЕ. В рамках ОДКБ усилиям тройки сопредседателей в лице России, Франции и США оказывается полная дипломатическая поддержка. Поэтому главы государств-членов подтверждают необходимость исключительно мирного решения нагорно-карабахской проблемы, недопущение эскалации ситуации, соблюдение прекращения огня, принятие дополнительных мер по снижению напряженности в зоне конфликта и интенсификации переговорного процесса[17]. ОДКБ может прийти на защиту Армении только в случае агрессии против неё, например, нападения на ее международно-признанные границы. Поэтому инциденты на армяно-азербайджанской государственной границе не могут не вызывать беспокойства в ОДКБ. Для стран-участниц ОДКБ угроза заключается в том, что если характер вооруженных действий усилится, вовлечены в конфликт будут многие государства, и это затронет многие народы Кавказа. Эксперт РСМД Сергей Маркедонов считает, что в 2018 г. в Нагорном Карабахе наиболее вероятным сценарием станет «динамичный статус-кво», при котором угроза новой эскалации на фоне нарушения режима перемирия будет постоянно сохраняться, однако скатывания в войну, скорее всего, не произойдет. Переговоры будут чередоваться с военными инцидентами, но полная остановка мирного процесса маловероятна. Это говорит о том, что ожидать решения конфликта мирными способами в 2018 г. вряд ли возможно[18].

2018 г. знаменателен 15-й годовщиной образования Объединенного штаба ОДКБ. За прошедшие годы роль Объединенного штаба существенно возросла в вопросах создания силовой составляющей Организации, способной эффективно реагировать на современные вызовы и угрозы военной безопасности, играть стабилизирующую роль в Восточноевропейском, Кавказском и Центрально-Азиатском регионах. Усиливающаяся опасность от возвращения террористов из «горячих точек» на Ближнем Востоке в страны гражданской принадлежности, в том числе в государства-члены ОДКБ, показывает необходимость расширения сотрудничества, в том числе посредством повышения эффективности пограничного контроля и совершенствования механизмов обмена соответствующей информацией. Сформированные Коллективные силы оперативного реагирования ОДКБ становятся важным фактором безопасности в зоне ответственности Организации, в контексте необходимости сдерживания экстремистских и террористических устремлений по периметру внешних границ государств. В связи с нарастающими угрозами государства-члены ОДКБ должны объединить усилия в борьбе за укрепление всеобъемлющей стабильности во всех её аспектах как основы обеспечения прочного мира, надежной, равной и неделимой безопасности для всех.

Вероника Мальчикова

Источник


Примечания

[1]. Устав Организации Договора о коллективной безопасности (Кишинев, 7 октября 2002 г.) // Собрание законодательства РФ. – 2004. – №3, ст.163.

[2]. Remarks by President Trump on the Strategy in Afghanistan and South Asia // White House.  -August 21, 2017. — URL:https://www.whitehouse.gov/briefings-statements/remarks-president-trump-strategy-afghanistan-south-asia/

[3]. U.S. Brigade Arrives in Afghanistan to Advise, Strengthen Afghan Forces // U.S. Department of Defense. – March 29, 2018. – URL: https://www.defense.gov/News/Article/Article/1479482/us-brigade-arrives-in-afghanistan-to-advise-strengthen-afghan-forces/

[4]. См. 2

[5].  США и Казахстан: усиленное стратегическое партнерство в XXI веке // White House. – January 16, 2018. – URL: https://www.whitehouse.gov/briefings-statements/united-states-kazakhstan-enhanced-strategic-partnership-21st-century/

[6]. Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе пресс-конференции по итогам деятельности российской дипломатии в 2017 году, Москва, 15 января 2018 года // МИД РФ. – 2018. – 15 января. – URL: http://www.mid.ru/web/guest/meropriyatiya_s_uchastiem_ministra/-/asset_publisher/xK1BhB2bUjd3/content/id/3018203

[7]. Ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова «на полях» Международной конференции высокого уровня по Афганистану «Мирные процессы, сотрудничество в сфере безопасности и региональное взаимодействие», Ташкент, 27 марта 2018 года // МИД РФ. –2018. – 27 марта.  – URL: http://www.mid.ru/web/guest/foreign_policy/international_safety/conflicts/-/asset_publisher/xIEMTQ3OvzcA/content/id/3141694

[8]. Интервью директора второго департамента Азии З.Н.Кабулова информационному агентству «Интерфакс», 11 февраля 2018г. // МИД РФ. –2018. –13февраля. –URL: http://www.mid.ru/web/guest/maps/ir/-/asset_publisher/HUPBmpXjn4Ob/content/id/3070528

[9]. В ОДКБ знают, как защитить границы от экстремистов – «Вестник Кавказа». (Обзор сообщений СМИ по итогам пресс-конференции Генерального секретаря ОДКБ Николая Бордюжи 06.09.2016 в МИА «Россия – Сегодня») // ОДКБ. – 2016. – 7 сентября. – URL: http://www.odkb-csto.org/news/detail.php?ELEMENT_ID=8051&SECTION_ID=92&sphrase_id=31293

[10]. Замир Кабулов в интервью Интерфаксу: в перспективе ОДКБ может принять активное участие в усилиях по установлению мира в Афганистане // ОДКБ. – 2018. – 27февраля. – URL: http://www.odkb-csto.org/news/detail.php?ELEMENT_ID=12416&SECTION_ID=92

[11]. Верховный Главнокомандующий Вооруженными Силами России Владимир Путин принял участие в работе расширенного заседания Коллегии Минобороны // Министерство обороны РФ. – 2017. – 22 декабря. – URL: https://function.mil.ru/news_page/country/more.htm?id=12155960@egNews

[12]. «Наличие дееспособного силового потенциала является спецификой ОДКБ» – начальник Объединенного штаба ОДКБ Анатолий Сидоров // ОДКБ. – 2018. – 7марта. – URL: http://www.odkb-csto.org/news/detail.php?ELEMENT_ID=12431&SECTION_ID=222

[13]. Интерактивное вещание США, как средство ведения «гибридной войны» // Интернет-журнал «Военно-политическая аналитика». – 2018. – 16 января. – URL: http://vpoanalytics.com/2018/01/16/interaktivnoe-veshhanie-ssha-kak-sredstvo-vedeniya-gibridnoj-vojny/

[14]. ОДКБ: новые вызовы и перспективы развития // Евразийский коммуникационный центр. –2014. – 21 апреля. – URL: http://eurasiancenter.ru/politicsexperts/20140421/1003386463.html

[15]. Совместное Заявление глав государств – членов ОДКБ по итогам сессии Совета коллективной безопасности // ОДКБ. – 2014. – 23декабря. – URL: http://odkb-csto.org/documents/detail.php?ELEMENT_ID=4228

[16]. A BILL to prevent further Russian aggression toward Ukraine and other sovereign states in Europe and Eurasia, and for other purposes // senate. – 2014. – 5 января. – URL: https://www.congress.gov/bill/113th-congress/senate-bill/2277/text?q=%7B%22search%22%3A%5B%22To+prevent+further+Russian+aggression+toward+Ukraine+and+other+sovereign+states%22%5D%7D&r=1

[17]. Заявление глав государств – членов Организации Договора о коллективной безопасности о поддержке посреднических усилий стран – сопредседателей Минской группы ОБСЕ по нагорно-карабахскому урегулированию // ОДКБ. – 2017. – 30 ноября. – URL: http://odkb-csto.org/documents/detail.php?ELEMENT_ID=12033

[18]. Маркедонов С. М. Нагорный Карабах — 2018: война, мир или балансирование на грани? // Российский Совет по международным делам. – 2018. – 17 января. – URL: http://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/nagornyy-karabakh-2018-voyna-mir-ili-balansirovanie-na-grani/?sphrase_id=10092920

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 
 
 
 

Яндекс.Метрика